Игорь Иртеньев

Новости
Стихи
Проза
Статьи
На ТВ
Разное
Вопрос-ответ
„Магазин“
Книжная полка
Ссылки
Поиск

На правах рекламы:

• Свингер фильм 2017 здесь.

• Большой ассортимент автохимии и автоаксессуаров на сайте http://www.almega.ru


 

Точность — вежливость королей

В воскресенье утром мы решили с папой пойти в парк культуры.

— Тыщу лет там не был, — сказал папа, — последний раз, помню, мы с мамой туда ходили. На первом курсе. Сперва я ее на лодке катал, а потом в кафе угощал шоколадным пломбиром.

— Если мне не изменяет память, — сказала мама, — на лодке тебя в основном катала я. Как только мы оттолкнулись от берега, выяснилось, что ты совершенно не умеешь грести. А пломбир, и это я помню абсолютно точно, был вовсе не шоколадный, а обыкновенный сливочный.

— Кто там из нас не умел грести, мы не будем уточнять по педагогическим соображениям, — сказал папа. — Что же касается пломбира, то он, кажется, действительно был сливочный, но зато с шоколадной подливкой.

— С какой бы подливкой он ни был, — сказала мама, — обед будет готов к трем часам. Прошу не опаздывать.

…Ох и здорово мы отдохнули в тот день! И на качелях покачались, и на каруселях покрутились, и мороженого поели. А когда шли к выходу, папа, кивнув на деревянный павильончик с яркой вывеской, как бы между прочим произнес:

— А не зайти ли нам в тир?

Мне никогда раньше не приходилось бывать в тире, и я изо всех сил закричал:

— Конечно, зайти! Вот здорово! Ура!

— В самом деле, — сказал папа, — отчего бы двум еще не старым мужчинам не испытать меткость глаза и твердость руки столь доступным способом?

В павильончике было пусто. За деревянным барьером сидел дядя в парусиновой кепке. Перед ним была газета с кроссвордом, а на газете стояла банка с квашеной капустой. В левой руке он держал вилку, а в правой — химический карандаш.

— День добрый, — сказал папа. — Не дадите ли нам, любезнейший, шесть пулек? По три на брата.

— Восемнадцать копеек, — сказал дядя. — Остров в Эгейском море из четырех букв, вторая „р“, — и, не отрываясь от кроссворда, протянул нам ровно шесть блестящих от масла пулек.

— Каждый делает по три выстрела, — сказал папа, — кто победил, тот молодец.

— А кто нет? — спросил я.

— А кто нет, тот огурец. Ты, кстати, стрелял когда-нибудь из духовушки?

— Нет, — честно признался я.

— Это тебе не из рогатки по стеклам шмолять. Тут, брат, целая система. Сейчас я тебе все объясню, а ты запоминай. Сперва, переламываешь ствол, потом вставляешь туда пульку, далее отводишь ствол в прежнее положение. После этого упираешься локтем в барьер, совмещаешь мушку с прорезью прицельной планки и плавно тянешь на себя спусковой крючок. Усек?

— Усек.

— Ну и отлично. У вас ружья как пристреляны? — обратился он к дяде.

— По центру, — буркнул дядя, — семнадцать вниз. Венгерский живописец.

— Центрального, стало быть, боя, — пояснил папа, — а то еще бывают под обрез. Ладно, поехали. Стреляю в ту утку. А ты?

— А я в мельницу.

— Эх, — крякнул папа, — где мои семнадцать лет? — и нажал крючок. Пулька отскочила от потолка и попала в банку с капустой.

— Шесть вдоль, — сказал дядя, — крайняя степень увлечения чем-нибудь.

— Механизм заело, — объяснил папа, — ничего, это бывает.

Я зажмурил левый глаз. Ружье было тяжелым и качалось вверх-вниз. Когда оно на мгновенье остановилось, я изо всех сил дернул крючок. Крылья мельницы несколько раз повернулись в одну сторону, а потом быстро завертелись в противоположную.

— Случайность, — сказал папа, покосившись в мою сторону, — настоящее мастерство приходит с годами. Носорога видишь?

— Вижу, — сказал я.

— Больше не увидишь, — пообещал папа и вдребезги разнес плинтус.

А я, прицелившись как следует, попал в африканского слона.

— Совпадение, — сказал папа, — но задатки есть.

— „Чревовещание“ как пишется? — спросил дядя, поплевав на кончик карандаша.

— Не говорите под руку, — рассердился папа, — прицелиться, понимаешь, как следует не дадут. Сбиваю самолет! Трубка два. Прицел ноль.

— Ложись! — крикнул дядя и бросился на пол, но совершенно напрасно, потому что пуля угодила в лампочку сбоку.

— Папа, а можно мне попробовать в самолет? — попросил я.

— Валяй, — согласился папа, — только ты его в жизни не собьешь. Уж если я не смог…

Он не успел договорить, как самолет уже заскользил вниз по натянутой проволоке.

— Это уже не совпадение, — сказал дядя, — это уже привычка. Молодец, мальчик! Продолжать будете?

— Извините, — сказал папа с достоинством, — но нас к обеду ждут. К пятнадцати ноль-ноль. А точность, как известно, вежливость королей. Так что всего доброго.

— Бывайте, — кивнул дядя, — двенадцать вдоль. Индийский полярный исследователь.

1985

Предыдущее Содержание Следующее

(c) Игорь Иртеньев Дизайн (Ъ) e.g.Orius
Программирование и поддержка (Ъ) DouЪle W